Памятники старинной Русской литературы Н.И. Костомаров

Последние годы Речи Посполитой. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. Древности юридического быта балтийских славян. Очерки юридического быта якутов. Мы и они Очерки истории и политики славян. Сношения румынов и югославян с Россией при Петре Великом. Западнорусские археографические издания последнего времени.

История воссоединения западнорусских униатов старых времен. Чтения по истории Западной России. Тюрьмы, ссылка и каторга в России.

Письма из кругосветного путешествия. Положение неправославных христиан в России. Рабовладение и работорговля в древней Белоруссии. О местоположении древнего Новгорода. Краткий очерк истории чешского народа. Краткое историческое описание Киево-Печерской Лавры.

Описание архивных документов с по г. Поездка на Кавказ осенью года. Историческое и общественное значение Почаевской Лавры. Прием почетного гостя по древнеиндийским правилам домашнего ритуала.

Историческое описание города Василя Нижегородской губернии. Старина, памятники, предания и легенды Прикамского края. Международный конгресс исторических наук в Риме. Религиозное, социальное и национальное движение в эпоху Иова Борецкого. Очерк экономической истории Древней Греции. Очерки сравнительной этнографии и культуры. Развод и положение женщины. Святославов сборник года в последнем издании. Известны ли нам год и день смерти великого князя Ярослава Владимировича?

Малоизвестные записки о Казанских походах и года. Куракина" Куракин Федор Алексеевич. Губные учреждения Московского государства. Сочинение Кильбургера о русской торговле в царствование Алексея Михайловича.

Очерк физической географии Тибета. Мой ответ на "ответ" Шаровольского. Замечание о гире Константина Багрянородного. Исследование о летописи Якимовской. Мнение о происхождении и коренном значении названия "Лях". Эрик Лаксман, его жизнь, путешествия, исследования и переписка.

Плавание вокруг света на шлюпе Ладоге в , и годах. Малороссийские переписные книги года. Малороссийские посполитые крестьяне гг. Очерки, заметки и документы по истории Малороссии. Английская журналистика XVII века. О вотчинах и поместьях.

О славянах в Малой Азии, в Африке и в Испании. Об историческом изучении греко-славянского мира в Европе. Три мира Азийско-Европейского материка. Действительно ли поход Олега под Царьград - сказка?

Источник летописного сказания о происхождении Руси. Славяне на Северном Черноморьи. О правах собственности супругов по древнерусскому праву. Иноземцы в России в царствование Михаила Федоровича. Очерк внутренней политики императрицы Екатерины II. Поверстная и Указная книги Ямского приказа.

Византийское государство в первой половине седьмого века. Лекции по истории русского права. Период империи 18 и 19 век. Енисейская губерния, ее прошлое и настоящее. Еще о местонахождении Ипполаева мыса. Известия древних писателей греческих и латинских о Скифии и Кавказе. Исследования об истории и государственном строе города Ольвии. К истории Воспорского царства.

К церковной археологии Херсонеса. Государственные и военные древности. Богослужебные и сценические древности. Сборник греческих надписей христианских времен из Южной России.

Вселенские соборы IV и V веков. Успенский кафедральный собор в Ярославле. Собрание историко-юридических актов И. Спасский монастырь в Казани историческое описание. Исторический очерк древнескандинавской поэзии скальдов. Описание Киргиз-кайсакских или Киргиз-казачьих орд и степей. Грановский опыт исторического синтеза.

Ядринцев Николай Михайлович [о нём]. По Европе и Востоку. Задружно-общинный характер политического быта древней России. Заметки о разработке обычного права. Литература истории русского права. Крестьянский двор в литовско-русском государстве. Очерки истории литовско-русского права. Рада великих князей литовских. Спорные вопросы по истории русско-литовского права. О поклонении Зевсу в Древней Греции. Статистическое описание Саратовской губернии. Исследования, служащие к объяснению древней Русской истории.

По поводу статьи о Щербине, как этнографе. Исследования об иранских курдах и их предках, северных халдеях. Введение и подробное исчисление курдских племен. History of Oregon territory, it being a demonstration of the title of the United States … to the same..

Основы общей химии Эта книга будет изготовлена в соответствии с Вашим заказом по технологии Print-on-Demand. Демагогия и провокация Эта книга будет изготовлена в соответствии с Вашим заказом по технологии Print-on-Demand. Новое на сайте Супружество в системе соционики Electro-dynamic machinery for continuous currents Животные и природа.

Здоровый позвоночник Тесты по геометрии. Религия Компьютерная литература Красота, здоровье, секс Научная и научно-популярная литература Образование, учебная литература Печать книг на заказ Подарочные издания Право Прочие издания Разное Семья. Карты и атласы Универсальная справочная литература Художественная литература Эзотерика.

В — Книга по Требованию, Подробнее В — Нобель Пресс, Подробнее Кушелёва-Безбородко Памятники старинной русской литературы Воспроизведено в оригинальной авторской орфографии издания года. Памятники старинной русской литературы, издаваемые графом Григорием Кушелевым-Безбородко под редакцией Н. Сказания, легенды, повести, сказкии притчи. Эта книга будет изготовлена в соответствии с Вашим заказом по технологии Print-on-Demand.

Книга представляет собой репринтное издание года. Несмотря на то, что была проведена серьезная работа… — Книга по Требованию, - Подробнее Костомарова — Библиотечный фонд, электронная книга Подробнее Несмотря на то, что была проведена серьезная работа по восстановлению первоначального качества издания, на некоторых страницах могут… — Книга по Требованию, Подробнее Фильмы У истоков советской культуры , — Обзорный фильм об истории советской культуры.

Навечно в сердцах людей. Ленина в зарубежных странах. Экспорт словарей на сайты , сделанные на PHP,. Пометить текст и поделиться Искать во всех словарях Искать в переводах Искать в Интернете.

Read More »

Русский язык. Справочник для подготовки к и Н. В. Мелькумянц, Г. П. Журбина

Справочник по орфографии и пунктуации Пособие содержит материал по основным и самым трудным разделам современного русского языка — орфографии и пунктуации. Особенностью данного справочника являетсяподача правил в виде таблиц. Каждая… — Айрис-пресс, формат: Мягкая глянцевая, 96 стр. Приводятся наглядные схемы и таблицы, удобные для запоминания и быстрого поиска материала.

Издание адресовано… — Эксмо-Пресс, формат: Карманный справочник обложка Подробнее Русский язык Справочник содержит краткий и самый необходимый теоретический материал по русскому языку. Приводятся наглядные схемы и таблицы, удобные для запоминания и быстрого поиска материала.. Издание… — Эксмо, формат: Мягкая глянцевая, стр. Экспорт словарей на сайты , сделанные на PHP,. Пометить текст и поделиться Искать во всех словарях Искать в переводах Искать в Интернете.

Поделиться ссылкой на выделенное Прямая ссылка: В нем представлено компактное изложение основных сведений о языке, предусмотренных программой по русскому языку для общеобразовательных школ. Справочник адресован учащимся общеобразовательных школ, лицеев, гимназий. Обо всём этом и не только в книге Русский язык. Предложений от участников по этой книге пока нет.

Хотите обменяться, взять почитать или подарить? Премия лондонского центра русского языка и культуры "Пушкинский дом" Pushkin House Время от времени я прочитываю какой-нибудь детектив российских женщин-писательниц. Для регистрации на BookMix. Выполнение задания 34 1 фото. Выполнение задания 6 1 рец. Справочник для подготовки к ЕГЭ. Основные определения, законы 1 фото. Похожие на "Русский язык. Тестовые задания на все темы и правила. Самые нужные правила и упражнения.

Самые нужные правила и упражнения 2 фото. Если вы обнаружили ошибку в описании книги " Русский язык. У вас пока нет сообщений! Рукоделие Домоводство Естественные науки Информационные технологии История.

Исторические науки Книги для родителей Коллекционирование Красота. Искусство Медицина и здоровье Охота. Собирательство Педагогика Психология Публицистика Развлечения. Камасутра Технические науки Туризм. Транспорт Универсальные энциклопедии Уход за животными Филологические науки Философские науки. Экология География Все предметы.

Классы 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Для дошкольников. Каталог журналов Новое в мире толстых литературных журналов. Скидки и подарки Акции Бонус за рецензию. Лабиринт — всем Партнерство Благотворительность.

Платим за полезные отзывы! Знаменитая Алиса в деталях. Вход и регистрация в Лабиринт. Мы пришлем вам письмо с постоянным кодом скидки для входа на сайт, регистрироваться для покупок необязательно. Войти по коду скидки. Вы получаете его после первой покупки и в каждом письме от нас.

Read More »

Русское собрание Джесси Рассел

Просто внимательно читать что берешь. Мне если что-то непонятно я сразу пробиваю через интернет Ну не добавили они чёткое описание,не убивать же их за это. И на худой то конец можно наверно было и в сам магазин позвонить и уточнить,что это за ЗВЕРЬ и с чем его есть А так всегда на телефоне сижу и узнаю. И моё личное мнение от прочтения описания,что это именно книга и ничего больше. А альбом это альбом. Но повторяю это моё личное мнение. Я имела ввиду какие-то новые термины А вдруг в этой самой книге слова будут напечатаны задом на перёд,и обзовут этот стиль каким нибудь заграничным словом.

Там чистые листы с кармашками для марок Пусть там хоть задом наперед, хоть по диагонали слова будут. Эта не та вещь, чтобы искать и читать отзывы как например о мультиварке. Во втором случае, я неделИ потрачу в поисках и сомнениях. Я чуть было ни повелась на красивое название подобной книги на Ozon. Смутило то, что нет толкового описания и фрагментов книги для просмотра. Ради интереса полезла в инет и попала на Ваше сообщение.

Думаю, что, заплатив такие деньги, я получу другую книгу. Не могут же они ничего совсем не прислать. Эти господа всё могут.

Даже если пришлют другую книгу, это ведь не прибавит ясности в дело, погонят по кругу, заболтают, и все дела. Кто этим промышляет, тот всё продумал не ходов вперёд, иначе бы не делал. Интернет пока что не имеет интерпола, в этом вся беда.

У меня вот другая беда: И предпринять нельзя ничего. А может быть, они просто собирают заявки? И какая книга соберет несколько тысяч заказов, ту быстренько и напишут. А заказчикам непопулярных книг вернут деньги Так ведь через год с деньгами уже вообще не расстаться - сроднились, слюбились: Там же говорится, что " [ Автор около 70 книг на самые разные темы. Ни биографии, ни фото в Интернете нет" [ Это известное мошенничество, но почему-то никто ничего не предпринимает Никто ничего не предпринимает, потому что всё сделано очень ловко, чисто и совершенно законно.

Эти бессмысленные книги составляет специальная программа, используя статью в Википедии и все ссылки, которые в ней есть. А все материалы Википедии по закону могут свободно распространяться. Они содержат материал, который и так есть в свободном доступе в Интернете, но оформлен он как книга. Два "редактора" или "автора" всех продуктов Bookvika с декабря года получили имена - Джесси Рассел и Рональд Кона.

Спасибо, что помогаете нам стать лучше! Ваше сообщение будет рассмотрено нашими специалистами в самое ближайшее время. На странице представлена биография автора Джесси Рассел, из которой можно узнать интересные факты из жизни, увлечения, а также дату и место рождения. Здесь вы можете ознакомиться со всеми книгами автора, прочитать рецензии и выписать известные цитаты из книг автора Джесси Рассел. А также обсудить понравившиеся произведения с другими читателями и поставить свою оценку книгам автора Джесси Рассел.

Жизнь любого деятеля искусства и литературы всегда наполнена яркими событиями, известными личностями и местами - исключением не является и Джесси Рассел.

Джесси Рассел Jesse Russell. Биография писателя Кто же такая Джесси Рассел? The Girl on the Train. Шерлок Холмс при смерти.

Read More »

Записки русского бедуина Дмитрий Панченко

Его дело продолжил Цезарь. Римскому, а затем объединенному римско-италийскому народу не хватало земли, да и коммерсанты Италии хотели развернуться на малоосвоенных рынках сбыта. Пока народ был заинтересован в освоении новых территорий, дела шли сносно даже при плохих правительствах и гражданском расколе.

И завоевания оказались прочными. Итак, Цезарь — как пройти мимо него? Римская дисциплина включает и самодисциплину. Они культивируют солидность, в их поведении больше, чем у греков, внутреннего контроля.

И когда Рим дойдет до раскрепощения личности, римские личности предстанут более сложными и конфликтными. Рим явится заповедником монстров, но зато римские портреты сплошь и рядом оказываются выразительнее греческих, зато и столь интересные фигуры, как Цезарь.

Главнокомандующий и начальник штаба в одном лице выступает в качестве историка собственной кампании и делает это не на пенсии, обратившись к воспоминаниям, а в самый запутанный момент политической борьбы, когда необходимо потрудиться над тем, чтобы создать в глазах общества наиболее выгодное представление о себе и своих действиях.

И вот в таком сочинении вы не находите ни одной фальшивой ноты! При этом деловой отчет, свободный от вымысла, оказывается еще и художественной прозой. Сами военные операции — пример смелости, быстроты, несгибаемой воли и умения побуждать солдат делать именно то, что нужно. Цезарь явился в Галлию в качестве защитника и действительно там, где Рейн поворачивает на север, разгромил германцев Ариовиста эти места мне хорошо знакомы: Вскоре, однако, защитник обернулся завоевателем.

Все было проделано виртуозно и с малой кровью — но сколько ее прольется потом, когда галлы опомнятся? Цезарь не был жестоким человеком, а по количеству пущенной крови, кажется, оставил далеко позади всех полководцев древности.

Ведь когда начинаешь войну, никогда не знаешь, куда она приведет. Это мало кто понимает, но Цезарь, надо думать, читал Фукидида. В молодости Цезарь, несмотря на настояния диктатора, отказался развестись с женой; скорее из любознательности и азарта, нежели стратегического расчета, он переправился в Британию; его трезвость никогда не переходила в мелочность. У него много привлекательных черт, за ним много красивых поступков. Историка примиряет с ним его конструктивность.

Завоеванная Галлия станет процветающей страной, германцы на столетия оставят мысли о вторжении в Италию, Рим примет новый государственный строй, а имя Цезаря унаследуют русские цари и немецкие кайзеры; календарь, введенный по инициативе Цезаря, до сих пор в употреблении у части христианского мира.

Принимая в рассуждение обыденность войны в его время, с ним легко примириться. Он продал в рабство великое множество людей, причем делал это не столько для того, чтобы устрашить галлов и тем самым предупредить будущее взаимное кровопролитие, сколько для того, чтобы получить средства на политический подкуп и вербовку своих сторонников в Риме.

За это он, правда, был наказан. Чем больше политических успехов оказывалось на счету проконсула Галлии, тем неотвратимей становилась развязка, наступившая в мартовские иды. Когда Цезарь разбил всех, его противникам ничего не оставалось делать, как встать на путь убийства из-за угла. Цезарь, с его безошибочным чувством стиля, не мог окружить себя стражей, словно заурядный тиран. Демонстрируя бесстрашие и доступность, Цезарь, как всегда, сделал сильный ход, но спасти его могло разве нагромождение случайностей.

Это попытка замаскировать предательство под своего рода жертвоприношение. И это показывает, что для многих участников заговора решение действительно должно было сопровождаться внутренней борьбой — как это принято рассказывать о Бруте. Когда-то мне нравились эти люди — тираноборцы, действующие из убеждений, а не соображений выгоды.

Но ведь вышло все хуже некуда. В диссидентстве Тразеи, кажется мне, было больше проку. Римская политическая оппозиция, сложившаяся при Нероне, обычно воспринимается как благородная, но бесплодная — республиканцы из антикварной лавки. Я думаю, что это неверно и что Тразея, его зять Гельвидий Приск и подобные им люди немало, хотя и косвенно, содействовали процветанию римской Европы.

Спор, собственно, шел о том, что такое Рим — государство или частное поместье императора. Тразея и его единомышленники способствовали воспитанию высшего класса римского общества в духе служения государству, хотя бы и монархическому, а не лично императору, в духе служения общему делу, а не одному человеку. Они были услышаны не только в городе Риме, но и за его пределами.

Там неореспубликанство соединялось с тем духом общественности, который проистекал из самого уклада греко-римских городских общин. В городах Италии и провинций считалось почетной обязанностью для богатого и честолюбивого человека принимать в расчет интересы сограждан, делать что-либо для общественной пользы.

Так, Плиний Младший, о котором мы много знаем благодаря его письмам, построил для родного города библиотеку. После свержения Нерона и последовавшей смуты эти люди получили шанс. Они заполнили сенат и достигли ключевых должностей в армии и провинциях. За вычетом правления Домициана, империя на столетие получила разумных и трудолюбивых императоров, дельных генералов и толковых наместников. При них и процветали римские провинции Западной Европы. Мы знаем, это все кончится.

Кончится тем, что власть налогами и конфискациями разорит общество, подорвет силы городских общин, отдаст предпочтение принудительному труду и крепостной зависимости. Социальные основы греко-римской цивилизации будут подавлены, культура частично деградирует, частично переродится.

Ни Рейн, ни Альпы, ни легионы более не послужат преградой варварам. Италия начнет приходить в упадок еще задолго до того, как это случится. Одной из причин этого будет хозяйственная конкуренция заальпийских земель, когда-то Италией покоренных и колонизованных.

Там станут выращивать и производить все то, чем раньше торговала метрополия. Важнейшим потребителем в Римской империи были римские легионы, разместившиеся на границах.

Естественные заботы о том, чтобы эти границы были подальше от Италии, естественным же образом шли вразрез с интересами италийской торговли, а соответственно плоды сельского труда и изделия ремесленных мастерских не находили в стране достаточного сбыта, и постепенно пустели города и окружающие их деревни. Франция — это целый мир. У нее есть свое океанское побережье, свое северное море и южное.

Альпийские вершины и песчаные пляжи, безводные плато и речные долины, виноградники, уходящие в даль поля — вы найдете здесь все. И вся европейская история здесь. Обыкновенно я приезжал во Францию через Германию или Швейцарию, и потому я особенно привязан к Бургундии и стране, прилегающей к Юрским горам. Но и туманы Нормандии не изгладились в моей памяти — летние, опускающиеся на землю по вечерам, когда в природу не только всматриваешься, но и вслушиваешься.

И ничуть не меньше я люблю Овернь, где многообразие событий, разворачивавшихся со времен Галльских войн, воспринимаешь как краткий эпизод в истории Земли потухшие вулканы посреди плато способны породить такое чувство. Чуть дальше на юг — чудеса природы: И слава Прованса заслуженна. Вот уж перекресток цивилизаций! И греки, и кельты, и римляне, и германцы, ломящиеся в Италию, а до них еще Ганнибал, переправляющий через Рону слонов.

Прованс — это вторжение Средиземноморья на Европейский континент. Долина Роны плавно ведет в глубь материка, и средиземноморские контуры и краски сочетаются в Провансе с континентальным размахом. Видно далеко, и вид, открывающийся с высокого холма, я бы сказал — феодальный, а не республиканский. Говоря о ландшафтах отвлеченно, я отдаю предпочтение среднему между равнинным и горным. Бескрайние плоские равнины однообразны и невыразительны. Они требуют украшений, к каким, например, прибегают французы, заполняя отглаженные поля северо-запада островками из высаженных деревьев.

Красота гор несомненна, но она театральна. В горах пасут скот, но там не возделывают землю и не строят города. Передвижение в них затруднено. Над пространством, где разворачивается история народов, горы возвышаются как декорация. Сколь угодно зрелищные, дикие места пленяют нас постольку, поскольку мы прибыли из недиких и вернемся туда.

К моему удовольствию, ландшафт большей части Франции таков, что во многих местах с возвышенной точки открывается прекрасный вид. Французы ценят это и ненавязчивыми стрелками указывают путнику на belle vue. По Франции нужно ездить в июле, когда круговорот времен года достигает своей высшей точки. Вы смотрите и говорите: Во Франции цивилизация не ограничена городами, но вольготно чувствует себя на природе. Вы то и дело видите так называемые замки, а на самом деле стилизованные под них небольшие дворцы.

Некоторые — такие как знаменитые Шамбор, Шенонсо, Шеверни — весьма, впрочем, величественные, с нарядными парками и сказочной красоты. Готические соборы и романские церкви вы тоже порою увидите с дороги — одни из них огромны, другие же в ходе исторических перемен оказались достоянием полузаброшенных деревушек.

Среди городов некоторые сохраняют средневековый облик. Большинство отмечено печатью разных эпох, в том числе благотворным влиянием градостроительных принципов восемнадцатого и девятнадцатого веков. Лабиринты из переулков в них кое-где заботливо сохраняются, но в целом города спланированы удобно для жизни.

Так, Авиньон, в котором, как и подобает, находится интереснейшей архитектуры папский дворец, весь окружен стеной, но по улицам в ее пределах можно ездить без особых затруднений. Трамвай в Страсбурге совершенством дизайна поразил меня не меньше собора. Во французских городах имеется одно, по-видимому, непременное и трогательное развлечение — карусель.

Есть и совсем небольшие городки, состоящие, по существу, из одной улицы с ответвляющимися переулками, причем улицы эти похожи друг на друга. Их движение сопровождается небольшими изгибами. Они застроены трехэтажными домами из светлого камня, на фоне которого рельефно вырисовываются открытые или закрытые ставни; первые этажи украшают витрины многообразных заведений и лавок.

Иные дома, как в Клюни, весьма почтенного возраста — тринадцатого и даже двенадцатого века. Улицы украшают гирлянды с разноцветными флажками. Примечательную часть населения французских городов, особенно небольших, составляют кошки.

Они обычно длинноногие и худые. Коты независимы настолько, что не понимаешь, какое отношение они имеют к домашним животным. У меня не было времени узнать их как следует, но мне показалось, что кошки Бургундии, усвоив обольстительность парижанок, намного превзошли их своей красотой.

Особая черта французских городских и окологородских видов — укрепления, возведенные по чертежам Вобана. Они вездесущи — вплоть до Лазурного берега. Созидательная энергия и работоспособность этого человека достойны преклонения. Те, кто читал его сочинения, о них отзываются с величайшим почтением. Он один из подлинных героев эпохи, носящей имя Людовика XIV. Его сердце — по причудливости французских идей — было перенесено в Париж, хотя захоронен он был рядом с замком, которого удостоился за свои заслуги.

Chateau de Bazoches-du-Morvan до сих пор во владении его потомков. Туда можно попасть, если приехать утром. А это не трудно, если остановиться на ночь в Везле — одном из самых замечательных мест во всей Франции.

Архитектура мирного замка Вобана безупречна, а окрестности его таковы, что их редких обитателей я почитаю за любимцев бессмертных богов. За весь прошлый год я так и не решился ее открыть. Надо бы выяснить, какого числа маршал родился.

Вообще же о французских винах или сырах я не скажу ничего — слишком много людей разбирается в этом лучше меня. Французский луковый суп мне, честно говоря, лучше знаком по американским, нежели местным ресторанам, да и вообще о французской кухне написаны собрания сочинений, к которым я вас и отсылаю. По мере того как я узнавал Францию, во мне росло чувство недоумения: Не то чтобы провинциальные достопримечательности находились в пренебрежении.

Скажем, виды, знакомые по картинам Ван Гога или Клода Моне, безусловно, входят в их перечень. Благодаря местным открыткам вы установите, что Grand Hotel в Кабурге все еще выглядит так же, как во времена Пруста.

В Страсбурге я сфотографировался на фоне дома, в котором жил Фюстель де Куланж. Однако предполагается, что все по-настоящему важное сосредоточено в Париже. Кто спорит — великий город. Пожалуй, на воображаемом конкурсе miss capital city Париж по совокупности своих красот и достоинств обойдет и Рим, и Петербург, и Вену с Будапештом, и Лондон, и Стокгольм — но все-таки: Только Париж или сельскую местность, да иногда Марсель в фильмах о полицейских.

Я как-то беседовал о такого рода вещах с Андре Фурманном и в особенности допытывался у него, почему он не ездит во Францию, живя всего в двух часах от границы. Он сказал, что, в отличие от меня, не любит мотаться по дорогам, и затем, помолчав, прибавил: Несколько соображений препятствуют мне солидаризоваться с утверждением моего немецкого друга. Во-вторых — что я, собственно, знаю о французах? Не то чтобы я не пытался их узнать. В Париже я даже отправился поглазеть на массовую манифестацию — ведь французы, как мне казалось, обожают протестовать.

Например, водитель такси в Лилле, куда я приехал не на машине, а на поезде, отказался везти меня в отель, так и заявив: Поэтому я и решил, что характер французской нации, возможно, откроется мне во время массовой акции протеста. Точные сведения, где и когда будут возмущаться действиями правительства, я получил от стражей порядка, отправлявшихся к месту событий. На Площади Республики, куда я пришел, народу было великое множество, и он все прибывал, и теснился, и кто-то куда-то протискивался, и профсоюзные колонны под бой барабанов вливались в ряды, и две поджарые пенсионерки — одна с рюкзачком на плечах, другая с красным флагом в руках — на моих глазах перелезли через ограду.

При этом светило весеннее солнышко, отовсюду раздавалась музыка — от джаза до дискотеки, продавались горячие сосиски, никто не был зол, сердит или угрюм, над головами возвышались нарядные шары с обозначением того или иного профсоюзного объединения — словом, не классовая битва, а народное гуляние, разве детей забыли привести. Я покидал Площадь Республики воодушевленным, но озадаченным. В-третьих — то обстоятельство, что меня самого постоянно принимают за француза.

Начало это любопытной традиции было положено одним негром из Гарлема. Он почему-то был очень недоволен тем, что я фотографировал родные ему кварталы и улицы. Я объяснил, что я — иностранец, путешественник. Андре как раз удивило, что меня принимают за француза: Умозаключение моего собеседника сопровождалось лукавой улыбкой: В-четвертых, наконец, все женщины, которые проявляли ко мне настойчивый и при этом неспровоцированный интерес, неизменно оказывались француженками.

Здесь позвольте мне опустить пояснения. И все же слова Андре нашли в душе моей отклик. Ведь я вам уже описывал хозяина некой гостиницы с его затейливыми ответами, а вот еще пара эпизодов. Приезжаю в несравненный Ним — город, украшенный римским амфитеатром и римским храмом. Амфитеатр прекрасно сохранился, и все же кое-где его верхняя часть подверглась легкому разрушению.

Это зримое отклонение от замысла немедленно позволяет понять, сколь совершенны его изначальные пропорции. Он невелик и очень прост — цоколь, ступени, колоннада, фронтон. Но все соотношения идеальны. Я был тем более изумлен, что оказался в Ниме еще до того, как побывал в Греции, и к избитым разговорам о совершенстве форм относился с изрядным подозрением.

Я остаюсь в этом городе на ночь, мой отель — в переулке, выводящем к римскому амфитеатру. Мне приносит его странного вида гарсон — немолодой, но шибко подвижный, мускулистый и выбритый наголо. Я откидываюсь, с первым же глотком оцениваю прелесть вина и любуюсь силуэтом античного храма. Очень скоро, однако, я замечаю на своих белых штанах красные пятна. Стремительный детина умудрился расплескать вино, пока его нес.

Наутро я видел его с двумя доберманами — не гарсон, а головорез! В каком-то местечке недалеко от Ле-Пюи я остановился выпить кофе. В баре, куда я зашел, народу немного, все по-свойски, бродит овчарка по имени Саша. Я заговариваю с барменом, дескать, надо же, собаку зовут русским именем Саша. Очки эти мне придавали такой вид, что разговаривать со мной о мафии решился бы разве усиленный наряд полиции.

Жаль, что я так и не доехал в них до Палермо. Год спустя их похитили, разбив стекло машины, спартанские дети, которые, стало быть, продолжают жить по законам Ликурга. Но оставим в стороне мужланов — как их называют в русских переводах французских классиков. Во Франции есть род людей, которые мне действительно кажутся странными. Это властители дум, дирижеры интеллектуальной моды.

Они едва ли не поголовно больны претенциозностью. Еще в годы моего детства у французов все было, как у людей, даже лучше: А теперь — вымученные сюжеты, которые разыгрывают пять с половиной одних и тех же актеров. Исключения, доказывающие владение ремеслом у отдельных лиц, лишь подчеркивают общую склонность к безумию.

Они разучились ценить прекрасное. В своей погоне за изощренностью они убежали от того, что еще недавно было творческой стихией французского духа — сдержанная сентиментальность. В позднесоветское время один джазовый критик удивился словам модного саксофониста, что, бывает, он отыграет — и его бросаются целовать девушки.

Посмотрите, с какой настойчивостью стареющие режиссеры вкупе со стареющими сценаристами показывают нам красивую молодую девушку в паре с господином, которому я и сейчас гожусь по меньшей мере в племянники! Сначала явился один — с пралогическим мышлением.

Он, по крайней мере, прекрасно владел пером, не закрывал глаза на трудности, просто где-то что-то недодумал — всем бы так. Но зачем было увлекаться его заблуждениями?

Его стали забывать, пришел другой — с сырым и вареным. После него, понятно, явились уже отчаянные дикари, для которых цивилизация не более чем выражение насилия. Подобно большинству людей, которым доводилось думать, они обнаружили, что поиск истины требует большого труда и сопряжен со многими разочарованиями. В отличие от большинства, они догадались намекнуть, что поиск истины — это нелепое занятие. Намек был понят и обеспечил им успех в мировом масштабе.

А теперь подумаем, что происходит с обществом, в котором властители дум впадают в умственную релаксацию. В нем понемногу глупеют университетские наставники. Глупеют их слушатели и читатели — будущие журналисты, кинематографисты и учителя, будущие законодатели и министры. И все, кто их читает, смотрит и слушает. Одна отважная американка как-то заявила: После роскошного дня в Лукке и Пизе мы остановились на ночь в Вольтерре.

Город, расположенный на высоком холме, не очень просторен; парковка и ночевка здесь требовали некоторых усилий. Мы заглянули в Albergo Nazionale — гостиницу, расположенную в самом средоточии города. Места были, но и цены соответствовали выгодному положению гостиницы. Портье предложил нам взглянуть на комнату. Мы поднялись на верхний этаж, и нам открылся вид, о котором мы согласились, что более чарующего никогда не видели.

Узкие улочки, по которым мы только что плутали, уже переходили под начало сгущавшейся темноты, а здесь, наверху, еще тянулись лучшие минуты июльского дня.

Холмы Тосканы были освещены низким вечерним солнцем. Перед балконом, на расстоянии вытянутой руки, пронеслась стая ласточек. Черепичные крыши и каменные башни средневекового города только выигрывали от мягкого света, и все вокруг обещало им покой и неприкосновенность. Стояло лето, и у нас не было причин обращать внимание на дни недели.

Но для окрестных жителей наступило — где-то вокруг полуночи — блаженное время отдохновения после трудовой недели. Они приезжали на городскую площадь на своих машинах и мотоциклах — ревя моторами, хлопая дверцами, обаятельно приветствуя друг друга и прощаясь — и так до утра.

Мне немного жаль, что я проспал все это кипение жизни и что все это я знаю лишь со слов моей спутницы, которая не сомкнула глаз. Утром мы двинулись дальше. Поскольку мы предполагали через день или два перебраться во Францию, где-то после полудня я заговорил с моей спутницей о том, где, по ее мнению, нам будет лучше остановиться на ночлег — в пределах Тосканы или несколько ближе к Франции.

Об Италии вы и без меня много что знаете. Чем бы вас поразить? Видели ли вы Lago di Resia? Оно находится близ одного из альпийских перевалов, ведущих из Австрии в Италию. Озеро необычайно красиво и само по себе: Но подлинным чудом является выступающая прямо из воды колокольня. Она красуется в метрах ста от берега, будучи покрыта водой на треть своей высоты. Из городов знаменитых, но лежащих в стороне от основных маршрутов, назову Урбино.

Город, выстроенный на холме, все такой же, каким он сложился в XV—XVI веках, только из княжеского стал университетским. Не слишком известна Пиенца, а между тем это одна из жемчужин Тосканы.

По его поручению Росселлино построил небольшой новый город, названный Пиенцей, куда на время переехал папский двор. В году умирают и папа, и Росселлино, никаких крупных работ в Пиенце больше не производится, а мы в результате имеем la citta ideale итальянского Возрождения.

Глядя на карту, трудно догадаться об ощущении тесноты, которое возникает, когда ездишь по Италии. Дорога в Лигурии — чередование пропастей и туннелей. Паданская равнина обширна, но однообразна; она привлекательней там, где много зелени, как в Венето, и, конечно, там, где уже видны горы.

Лучшая часть Италии — Тоскана кто этого не знает? Дорога вдоль Тразименского озера — замки да острова, и ничто не напоминает о несчастье, постигшем здесь римлян. И на Адриатике, и на Тирренском побережье изобилие песчаных пляжей. К югу от Рима значительная часть побережья застроена совершенным безобразием, но пальмы, пинии и сады способны скрасить и это.

Все знают, что итальянцы темпераментны. Это не только общее место, но и сущая правда. Видели бы вы военную эскадрилью, являющую свое мастерство в небе над Неаполем! Они выделывают отчаянные номера прямо над городом, прямо над толпой, которая собралась на них посмотреть и перед которой они красуются. А что такое нерегулируемый перекресток во Флоренции!

Вы присутствуете при зарождении партийной распри — из тех, что заполняют страницы истории этого города, написанной Макиавелли. Счастливцы, оказавшиеся в движущемся потоке, вовсе не думают останавливаться, но и те, кто наблюдает за ними с противоположных сторон поперечной улицы, отнюдь не застыли в бессильном раздражении.

Энергия накапливается, громоздится, мотоциклисты отвоевывают первые сантиметры плацдарма, и вот кто-то из них отважно бросается в прорыв — и роли поменялись. Известно, что перейти улицу в итальянском городе бывает непросто.

В Риме советуют переходить с народом — предполагается, что давят лишь одиночных пешеходов. В Неаполе, каким он был в м году, я бы посоветовал идти через дорогу не глядя, полагаясь единственно на естественный отбор — в Неаполе выживают лишь водители с идеальной реакцией.

Скрытый темперамент часто чувствуется и в работе итальянцев — в том, например, как бармены наливают вам кофе — никакой южной лени, расторопность и верная степень сосредоточенности на том, что ты делаешь. Совершенно справедливо представление и об артистизме итальянцев.

Прекрасный дизайн может порадовать ваш глаз в самых простых вещах. Вас часто удивит изящество интерьера даже скромных гостиниц. Я пару раз наблюдал, как итальянцы играют на пляже в футбол.

Если в немецком любительском футболе бросается в глаза солидность, с какой действуют отдельные игроки и обе команды, в итальянском — азарт и стремление сыграть красиво. Впервые я был в Италии в сентябре го и большую часть времени провел в Неаполе. Новые знакомые были не только умны, симпатичны, интересны, с ними было еще очень легко общаться. Жаль было только, что мы общались не по-итальянски. Я вообще изучал этот язык, чтобы разобраться в материалах инквизиционного процесса одного человека, который верил в то, что он истинный мессия и будущий правитель мира, но к му успел забыть все, что выучил.

Вскоре по возвращении в Петербург уезжал я, кстати, из Ленинграда я отправлялся на два семестра в Гарвард, и там мне представилась возможность в хорошей компании позаниматься итальянским, да еще у наставницы-неаполитанки. Хотя я приехал в Гарвард трудиться над чем-то вроде исторической социологии, воспоминания о вынужденной немоте в Неаполе перевесили мои сомнения относительно уместности занятий итальянским в Америке.

Иногда я захаживал в итальянские кварталы Бостона. Американцы живут либо в отдельных домах, либо в небоскребах обозначим так для простоты их многоквартирные дома , а эти кварталы образованы улицами — в привычном для нас представлении.

Весенним днем многие их обитатели выносят на улицу стулья, усаживаются, греются на солнышке, болтают, пялятся на прохожих. Это смотрится мило в сверхцивилизованной Америке. Ведь из западных народов американцы дальше всех ушли по пути цивилизации и больше всех оторвались от природы. Гарвардские занятия итальянским меня однажды выручили, хотя следующий раз в Италию я попал лишь шесть лет спустя — в марте го.

Я всего три месяца как водил машину, но считал это достаточным, чтобы вместе с женой, прилетевшей ко мне из Петербурга, отправиться в небольшое путешествие: Мы были счастливы в Италии, только очень мерзли — особенно в величественной Мантуе, где мы перебегали из бара в бар, спасаясь чаем с лимоном.

Так вот, еще на пути в Мантую мы едем по темной, в силу времени суток, и бесконечной, не знаю в силу чего, дороге. Светящийся индикатор неожиданно, но настойчиво указывает мне, что масла в двигателе на грани катастрофы, а заправок поблизости не предвидится.

Останавливаю машину у какого-то придорожного заведения, спрашиваю, где бы я мог найти механика или кого-то, кто мне может помочь. В баре оживленно и шумно, а я озабочен и далеко не все, что мне пытаются втолковать, понимаю. Стою истуканом, пока другие решают мою судьбу. Я с живостью принимаюсь оправдывать ее доверие, и в результате мне дают провожатого добраться до деревенского механика, живущего в нескольких километрах отсюда. Механика пришлось будить, он вышел из дома забавный и сонный, но сделал все, что нужно, и мы благополучно отправились во владения герцогов Гонзага.

Ренессанс в Италии не история. Античность — история, но присутствующая повсеместно: В римских древностях Италии покоряет сама их будничность. Увенчанные фронтоном шесть коринфских колонн небольшого храма Минервы в Ассизи стали частью средневековой площади, арка Друза в Сполето слилась с городской улицей. Там же, если вы помните, я забрел в римский дом. В июльский полдень было легко понять, сколь хорошо он защищал от жары. В нем, правда, было мало света, проникающего с улицы, но уют и нарядность ему создавали стенные росписи, следы которых кое-где уцелели.

В Италии уцелели не только следы, но и произведения древней живописи — римской, италийской, этрусской и собственно греческой. Принято по-разному судить о мастерстве греческих живописцев и греческих скульпторов.

Со времен Вергилия принято прославлять греческую скульптуру. И совершенно заслуженно, хотя меня удивляет уверенность, с какой уже в середине девятнадцатого века говорили о превосходстве греческих скульпторов над европейскими — ведь греческая бронзовая скульптура была тогда известна главным образом по рассказам и бледным копиям.

Теперь, когда мы лучше представляем ее стилистическое разнообразие, когда мы можем понять, например, в какой мере римский скульптурный портрет явился развитием новой греческой моды, когда целенаправленные поиски и случайные находки явили несколько абсолютных шедевров, приходится согласиться с приговором девятнадцатого столетия. Европейские скульпторы украсили множество площадей отменными конными статуями, и даже в последние десятилетия в европейских и американских городах появилось немало превосходных памятников из бронзы преимущественно камерного свойства , но все-таки греческие работы еще лучше.

О древней живописи говорят меньше и сдержанней. Но не вполне заслуженно. Лучшая часть греческой живописи — картины знаменитых художников — безвозвратно погибла. Многочисленные изображения на греческих монетах и вазах свидетельствуют об искусстве рисунка.

Мраморные скульптуры, хотя бы отчасти сохранившие изначальную раскраску, позволяют судить об умении греков сочетать цвета и использовать контрастность фона. Живопись эллинизированного Египта хорошо известна по портретным изображениям на саркофагах. Кое-где обнаружены греческие фрески — например, в Пестуме. Их достаточно, чтобы живопись, украшавшую гробницы знатных этрусков, считать, в сущности, греческой, а таких гробниц не так мало. Наконец, Помпеи с окрестностями. Их население, строго говоря, не было греческим, но присутствие греков и влияние их культуры к моменту рокового извержения Везувия было в этой области многовековым.

Удивительно, между прочим, что в круг чтения образованных людей не входит письмо Плиния Младшего к Тациту, в котором он как очевидец описывает и саму катастрофу, и последние часы своего дяди, Плиния Старшего, который командовал римским флотом, стоявшим в Неаполитанском заливе. Много ли еще найдется таких одновременно исторических, историко-литературных и человеческих документов? Произведения искусства, извлеченные на свет при раскопках в Помпеях, Геркулануме, Стабиях, выставлены в Национальном археологическом музее Неаполя.

Не менее знаменитая мозаика, изображающая битву между Александром и Дарием, поразила разработкой деталей: Древние художники и скульпторы вообще изображали лошадей изумительно — причем не только греки, но и китайцы я и здесь отдаю предпочтение древности: Пестум я запомнил как место, отмеченное божественной благодатью: На сей раз я был движим преклонением перед греческой астрономией и философией.

Мой путь лежал на место греческой Элеи, римской Велии — отдать дань некогда жившему там Пармениду: Это было в тот же день, когда я побывал в Ассизи и Сполето. Выехав из Сполето, я вскоре выбрался на автостраду.

В романских странах за автострады надо платить, порою немало, но я ограничен во времени. Перед Римом движение плотное и неспешное — одна полоса ремонтируется, за Римом — лечу, пока разверзшиеся хляби не принуждают переждать на обочине. Оставляю в стороне Неаполь, у Салерно сворачиваю на S18, а затем съезжаю на третьестепенную дорогу.

Спрашиваю, как попасть в Велию, компанию из трех пожилых итальянок, выбравшихся посидеть вечерком перед домом. Они объясняют, что будет подсвечена башня — Torre di Velia, и я покидаю их в надежде, что им доставит удовольствие рассказывать соседям, как они помогли русскому, приехавшему на своей машине аж из России.

Уже в сумерках я останавливаюсь перед местом раскопок. Доступ преграждает ограда, но, судя по незаполненным квадратикам в табличке orario, археологический парк в последнее время вообще закрыт для посетителей.

Раскоп масштабный, но ни колонн, ни чего бы то ни было импозантного на поверхности не видно. Город располагался как бы на орхестре обширного театра.

Верхние ряды этого театра кое-где скошены, зато по верхнему краю здесь и там живописно рисуются пинии. Ныне это место покинуто богами. По высокой насыпи грохочут поезда. Я предвкушал ночевку под открытым небом недалеко от дома Парменида, но эту мысль приходилось оставить. Далеко не уехал, соблазнившись возможностью бесплатно поставить машину перед кемпингом в Италии нелегко найти место, подходящее для сна в машине. Бродил по берегу уже совсем стемнело , смотрел на местные развлечения, снова бродил по берегу и, наконец, устроился в одном из оставленных на пляже шезлонгов — вот здесь я и буду спать под убаюкивающий плеск южного моря.

Но парусина шезлонга настолько пропиталась сыростью, что нежиться в нем не доставляло никакого удовольствия, и я отправился спать в машину. Вскоре меня разбудил шум праздничного салюта. Сетовать не приходилось — фейерверк отлично смотрелся на фоне пляжа и ночного моря. Еще не рассвело, когда я проснулся в следующий раз — от мучительнейшей боли в спине.

Соображаю, что пригодилась бы горячая ванна, но где найти ее в разгар лета в Южной Италии? Вселившаяся в меня боль испытывала полное безразличие к тому, чем я занимаюсь — лежу, иду или веду машину. Моим планам соответствовало последнее. Я предполагал доехать до Мессинского пролива, чтобы увидеть ночное небо, озаряемое сполохами сицилийской Этны вулкан в те дни пришел в неутихающую ярость.

Оттуда мне следовало поспеть на паром, отправляющийся в Грецию из Бриндизи. У меня заранее был куплен билет, и я уже воображал себя римлянином, взошедшим в Брундизии на корабль, чтобы переправиться в Аполлонию.

От таких планов я не мог отказаться и двинулся по горной дороге на Палинуро. До Брундизия я не добрался, плавание сорвалось. С морской стихией у меня вообще нелады. Так, когда я приготовился к морскому путешествию из Крита в Афины, мне, предчувствовавшему восторг от красоты Эгейского моря, некстати вручили билеты на сверхновое и сверхскоростное чудо. Никто не бросался в море со скалы, никого не забыли на Наксосе, но это достижение техники покидало гавань Ираклиона в темноте, чтобы еще до рассвета пришвартоваться в Пирее; к тому же оно не имело открытой палубы.

В том же году мой старинный друг Илья Денисов — физик, который в последнее время живет в университетском городе недалеко от Чикаго, рассказал мне, как с женой и дочкой он приехал в Бостон, и там они поплыли посмотреть на китов. Я пришел в сильнейшее возбуждение: Оказавшись снова в этом городе, я немедленно отправился в гавань. Плыли по волнам, не без упорства, доплыли. От китов были видны лишь пара плавников да фонтанчики — выразительные.

Но день был серый, погода стояла сквернейшая, а на корабль, где, казалось, было всего семь-восемь пассажиров, в последнюю минуту набилось более сотни школьников с сопровождающими их активистами родительского комитета — очень романтично! Я простудился, заболел и умер.

Но все это будет позднее, а пока я недоумевал, чем так прогневил Парменида. Казалось бы, перед тем как отправиться в Италию, я усердно бился над истолкованием нескольких строк из его философской поэмы. Летнего дня хватит, чтобы добраться до Треллеборга и, сев на корабль, следующим утром оказаться в Германии.

Еще короче путь в Гетеборг, откуда корабли в Данию отправляются несколько раз в день. Датский берег предстанет неожиданно высоким и красивым.

Можно, не садясь на корабль, промчаться по новому мосту, переброшенному через пролив между Мальмё и Копенгагеном. В его мачтах и стальных тросах, вычерченных на фоне неба и моря, легкость парусного фрегата. Дорога, идущая на запад, приведет к другому мосту.

Так по мостам переправляешься че-рез несколько морей и прибываешь на северо-немецкую равнину. Можно, повернув на юг перед Копенгагеном, ехать, пока не достигнешь земли, на которой нет ничего, кроме ветряков; упираешься в гавань, и паромом за сорок пять минут переправляешься на континент — в Путтгарден.

Современные корабли столь мощны и подвижны, что способны осуществить ваше перемещение из Финляндии в Германию всего за сутки. Вы будете любоваться видом бескрайнего моря, и, возможно, это произведет на вас неизгладимое впечатление. Я, правда, был несколько разочарован.

Воды Балтики не были изумрудного цвета, не ныряли дельфины, и я думал о том, что море без берегов благородно, но скучновато, что лучше как у греков — всегда впереди какая-то суша — неведомая, интригующая — и сменяющие друг друга виды.

Поэтому дню на Балтийском море я предпочту день на дорогах Швеции. Сам себя везешь, сам себе хозяин. Конечно, это дело вкуса, и многие, отправляясь в Западную Европу, предпочтут вообще сесть на самолет. Что же, радость выезда за границу неистребима в человеке, выросшем в советское время.

Вы одинаково окрылены, оставив позади паспортный контроль в аэропорту Франкфурта или куда вы собрались или же попрощавшись с финским пограничником в Валима. Если вам позволяют средства и навыки, вы можете в любом городе Европы взять напрокат автомобиль и свободно передвигаться по множеству стран; да и без этого у вас немало возможностей.

Зачем же столь долгий путь? А вы представьте, что всякий раз, когда из города вы отправляетесь на Финский залив, вас везут с завязанными глазами.

Залив как будто не стал от этого хуже, но оттого, что вы не знаете пути от города до залива, что-то пропало. Я знаю путь от дома до Гибралтарского пролива и путь, скажем, от Неаполя до северной оконечности Норвегии, а оттуда через Финляндию — домой. Я не помню, разумеется, всех поворотов и развилок; о многих километрах пути мои воспоминания расплывчаты и приблизительны. И все же я могу ощутить это пространство как целое, мне ведома связь частей. Это захватывающее чувство, поверьте. В Европе множество интересных городов, посещаемых множеством туристов.

Понятно, вы сами решили, куда вам ехать; возможно, вы сами спланировали маршрут. И все же турист ведом, путешественник — сам себе голова. Он ценит свободу передвижения, не ищет скопления людей, хотя и не бежит его, воспринимая как данность.

Он легок и подвижен и не любит быть скованным. Туристы — неизменные участники тесноты, путешественнику нужен простор. Простор он находит в пересеченных дорогами природных ландшафтах, а не на городских улицах. Города — часть, а не средоточие его путешествия.

Поэтому ему, пожалуй, нужна машина. Когда мне было лет восемнадцать или двадцать и я жил в стране за железным занавесом, я решил для себя, что, если так будет продолжаться еще лет столько же, я из этой страны уеду — чтобы увидеть мир.

Мне не пришлось уезжать. Занавес поднялся, и под рев моторов по сцене поплыли облака. Когда до противоположного берега оставалось всего ничего, я вдруг задался вопросом, а действительно ли существует Америка — я в то время погрузился в мир древней географии, а древние об Америке умалчивали.

Поблекшая трава в окрестностях Аэропорта Кеннеди доказывала реальность заокеанского континента, и я впервые побывал за границей. За девять следующих лет, с осени го по осень го, я посетил немало стран и огромное число городов и наконец насытился самолетами, поездами и впечатлениями. Но тут от избытка жизненных сил я решил обзавестись машиной.

Я, правда, был несколько разочарован. Воды Балтики не были изумрудного цвета, не ныряли дельфины, и я думал о том, что море без берегов благородно, но скучновато, что лучше как у греков — всегда впереди какая-то суша — неведомая, интригующая — и сменяющие друг друга виды.

В Европе множество интересных городов, посещаемых множеством туристов. Понятно, вы сами решили, куда вам ехать; возможно, вы сами спланировали маршрут. И все же турист ведом, путешественник — сам себе голова. Он ценит свободу передвижения, не ищет скопления людей, хотя и не бежит его, воспринимая как данность.

Он легок и подвижен и не любит быть скованным. Туристы — неизменные участники тесноты, путешественнику нужен простор. Простор он находит в пересеченных дорогами природных ландшафтах, а не на городских улицах. Города — часть, а не средоточие его путешествия. Поэтому ему, пожалуй, нужна машина. Когда мне было лет восемнадцать или двадцать и я жил в стране за железным занавесом, я решил для себя, что, если так будет продолжаться еще лет столько же, я из этой страны уеду — чтобы увидеть мир.

Мне не пришлось уезжать. Занавес поднялся, и под рев моторов по сцене поплыли облака. Когда до противоположного берега оставалось всего ничего, я вдруг задался вопросом, а действительно ли существует Америка — я в то время погрузился в мир древней географии, а древние об Америке умалчивали.

Поблекшая трава в окрестностях Аэропорта Кеннеди доказывала реальность заокеанского континента, и я впервые побывал за границей.

Read More »

Русский архив. Историко-литературный сборник. 1880 Коллектив авторов

Побуждение к переменам Книга 2. Огромнейшее спасибо всему коллективу!!! Перейти в соцсеть Написано Пером. Книга появится на складе через дней после оплаты. Оплатить можно online прямо на сайте или наличными в салонах связи итерминалах:. Создателем и продолжительные годы редактором журнала был П.

Бартенев — историк, археограф, библиограф. В течение полувека П. Когда известный граф М. Бартенева издать семейный архив Воронцовых, историк познакомился с его женой, Елизаветой Ксаверьевной, услышал от нее много интересных рассказов о Пушкине. Бартенева, посвященные Пушкину, которые легли в основу будущих исследований пушкинистов, биографов, краеведов, изучавших его творчество.

На страницах журнала были опубликованы произведения русских писателей и поэтов: Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы. Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал.

Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация. О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке. И есть ли выход из этой роскошной темницы? Прочитав ее, вы узнаете подробности из детства и жизни Мухаммада до начала пророческой миссии, о том, каким образом ниспосылалось ему откровение и как самоотверженно он начал свой призыв к единобожию среди язычников Мекки, а затем и Медины, сможете проследить весь его жизненный путь, полный трудностей, сражений и великих побед на пути Ислама.

Пророк Мухаммад да благословит Аллах его и род его! Когда дыхание растворяется в воздухе. Иногда судьбе все равно, что ты врач. Пол Каланити — талантливый врач-нейрохирург, и он с таким же успехом мог бы стать талантливым писателем. Вы держите в руках его единственную книгу. Более десяти лет он учился на нейрохирурга и всего полтора года отделяли его от того, чтобы стать профессором. Он уже получал хорошие предложения работы, у него была молодая жена и совсем чуть-чуть оставалось до того, как они наконец-то начнут настоящую жизнь, которую столько лет откладывали на потом.

Полу было всего 36 лет, когда смерть, с которой он боролся в операционной, постучалась к нему самому. Диагноз — рак легких, четвертая стадия — вмиг перечеркнул всего его планы.

Кто, как не сам врач, лучше всего понимает, что ждет больного с таким диагнозом? Пол не опустил руки, он начал жить! Он много времени проводил с семьей, они с женой родили прекрасную дочку Кэди, реализовалась мечта всей его жизни — он начал писать книгу, и он стал профессором нейрохирургии.

Великое открытие или мистификация? Ни один мыслитель не вызывал в России двух последних десятилетий таких ожесточённых дискуссий, как Лев Гумилев. От выражения восхищения и преклонения до грубого поношения — таково разнообразие реакций людей на его книги. Далеко не всегда дискуссия о его творчестве носит научный характер, нередко она сводится сторонниками и противниками к взаимным идеологическим и политическим обвинениям.

Очевидно, огромный разброс мнений об этом учёном связан не только с различиями в восприятии разных читателей, но и с многогранностью и неоднозначностью самого его творчества, глубокой противоречивостью его личности. В данном сборнике представлены наиболее интересные дискуссионные работы самого создателя теории этногенеза и его сторонников и оппонентов, начиная с года.

Их темы можно разделить на две основные части: Этнологическая часть, в свою очередь, делится на вопросы о сущности этноса и о пассионарности в этногенезе. Все тексты здесь расположены в хронологическом порядке в соответствии со временем их публикации.

Read More »

Триумфальная увертюра на русские темы, Op.7 С. Ляпунов

Увертюра На 3 Русские Темы. Слушать Скачать На гудок Увертюра на еврейские темы Op. Слушать Скачать На гудок Государственный академический симфонический - Торжественная увертюра на русские темы, Op.

Слушать Скачать На гудок Н. Римский-Корсаков - Увертюра на русские темы. Слушать Скачать На гудок С. Ляпунов - Торжественная увертюра на русские темы. Слушать Скачать На гудок Ляпунов - Торжественная увертюра на русские темы. Слушать Скачать На гудок Ю. Зарицкий - Увертюра на русскую тему. Попкова - Увертюра на русские темы исполняет Симфонический оркестр Московской консерватории, дирижёр Вячеслав Валеев. Римский-Корсаков - Увертюра на Русские темы.

Слушать Скачать На гудок Князь Голицын, орк. Попков - Увертюра на русские темы исполняет Симфонический оркестр Московской консерватории, дирижёр Вячеслав Валеев. Плетнев - Увертюра на русские темы. Торжественная увертюра на русские темы. Слушать Скачать На гудок Государственный академический симфонический - Торжественная увертюра на русские темы, соч.

Слушать Скачать На гудок Государственный академический симфонический - Сергей Ляпунов - Торжественная увертюра на русские темы, op. Мы создали специально для Вас, используя собственные запатентованные технологии производства репринтных книг и печати по требованию. Воспроизведено в оригинальной авторской орфографии. Обо всём этом и не только в книге Триумфальная увертюра на русские темы, Op. Предложений от участников по этой книге пока нет. Хотите обменяться, взять почитать или подарить?

Вот и до меня дошла книжечка с Букмиксораздачи, книга, которой я безумная рада и почитать которую Очередной приятный приз-сюрприз от приготовительницы детективного компота прилетел. После перестройки масса девушек устремилась замуж за рубеж. Муж-иностранец, красивая жизнь, сто Премия лондонского центра русского языка и культуры "Пушкинский дом" Pushkin House Ляпунов — Piano Concerto No.

Ляпунов — Rhapsody on Ukrainian Themes, Op. Светланов — Сергей Ляпунов. Секстет для ф-но, струнного квартета и контрабаса IV. Сергей Михайлович Ляпунов — A doppio piu lento il tempo precedente. Ляпунов — Желязова Воля, симфоническая поэма, соч. Andantino - Allegro con spirito. Государственный академический симфонический оркестр, дирижёр Евгений Светланов — Сергей Ляпунов. Увертюра на темы трёх русских народных песен.

Read More »

Древняя русская история. До монгольского нашествия (эксклюзивное подарочное издание) М. П. Погодин

Погодин описал основные отличия русской государственности и российской формы правления от какой-либо из существовавших на Западе. И надо сказать, его записки император всегда самым внимательнейшим образом изучал. До монгольского нашествия, является изданием в коллекционном переплете. В этом подарочно богато иллюстрированном издании представлен основной исторический труд М. Погодина и воспроизведены его находки из российских древностей, большинство из которых ныне безвозвратно утрачены.

В результате личных поездок по России, а затем и через многочисленных помощников Погодин собрал уникальную коллекцию предметов старины: Знаменитый русский историк-славянофил Михаил Петрович Погодин тридцать лет последовательно развивал теорию официальной народности. До монгольского нашествия эксклюзивное подарочное издание загрузил: Жорж Дмитриев Вера, надежда, любовь. Налоговые системы зарубежных стран.

В учебно-методическом пособии представлены теоретические положения по действующим налоговым системам зарубежных стран. Пособие содержит контрольные вопросы, тестовые и практические задания по Тая Евграффова Мне разорвать бы круг…. И надо сказать, его записки император всегда самым внимательнейшим образом изучал.

В результате личных поездок по России, а затем и через многочисленных помощников Погодин собрал уникальную коллекцию предметов старины: В этом подарочном богато иллюстрированном издании представлен основной исторический труд М. Погодина и воспроизведены его находки из российских древностей, большинство из которых ныне безвозвратно утрачены. Внуки спокойно могут листать и читать. Долговечность книги - одно из главных качеств. Об авторе прочтете в другом месте, хотя бы в Википедии.

Как подарочный вариант - просто великолепна Иллюстраций цветных меньше чем черно-белых, но это не умаляет ее достоинств! По поводу исторической ценности Я старше 18 лет, принимаю условия работы сайта, даю согласие на обработку перс. Подарки к любому заказу от р. Вступить в Лабиринт У меня уже есть код скидки. Здесь будут храниться ваши отложенные товары. Вы сможете собирать коллекции книг, а мы предупредим, когда отсутствующие товары снова появятся в наличии!

Вступить в Лабиринт У меня уже есть аккаунт. Ваша корзина невероятно пуста. Не знаете, что почитать? Здесь наша редакция собирает для вас лучшие книги и важные события. Сумма без скидки 0 р. Вы экономите 0 р. Скидка на 16 книг: Путешествуем с котом Батоном. Забирайте заказы без лишнего ожидания.

До монгольского нашествия Отсутствует. Аннотация к книге "Древняя русская история. До монгольского нашествия" Знаменитый русский историк-славянофил Михаил Петрович Погодин тридцать лет последовательно развивал теорию официальной народности.

Отложить Мы сообщим вам о поступлении! Об истории — популярно. Июнь 1 фото. Август 4 рец. Октябрь 5 рец. Декабрь 3 рец. Июнь 4 рец. Иллюстрации к книге Михаил Погодин - Древняя русская история.

Рецензии и отзывы на книгу Древняя русская история. Новые рецензии Дата Рейтинг pretender Все отзывы и рецензии 5. Царь Петр Алексеевич 8 рец. ГУЛАГ без ретуши 1 фото.

Последние дни русской аристократии 1 рец. Император Всероссийский 2 фото. Русь и Орда 1 фото. Загадка завещания Ивана Калиты 1 фото. Новейшие исследования по истории России.

Том 7 1 фото. Ретроспектива проблемы 7 рец.

Read More »

Microsoft PowerPoint 2013. Русская версия Джойс Кокс, джоан Ламберт

Можно ли книги с вашего сайта читать на смартфоне? Как для iOS, так и для Android есть много удобных программ для чтения книг. В какой программе открыть файл PDF? Она доступна для скачивания на сайте adobe. Разделы Бизнес-книги Детям и родителям Нехудожественная литература Учебная литература Деловая литература. Отраслевой бизнес Экономика Финансы. Делопроизводство Книги для родителей Познавательная и справочная литература Домашний круг Компьютерная литература Религии мира Путешествия.

Спорт Календари, нетекстовые издания, словари, общие справочники Публицистика Изучение языков мира Научная и техническая литература Медицинская литература Общественные и гуманитарные науки Искусство. Тайны Студентам и аспирантам Дошкольникам Прочие разделы.

Кокс Джойс, Фрай Кертис Д. Фрай — Microsoft Excel Дуайт Спиви — Microsoft Office для Мас Ольга Бортник — Базовый курс PowerPoint. Изучаем Microsoft Office Русские версии в подлиннике Грег Харвей — Microsoft Excel для чайников Малахальцев — Веб-технологии для математика: В столице Хорватии Загребе состоялись Пушкинские чтения при участии представителей делегации из Как часто это бывает, прямо накануне прибытия бандерольки, я спросил номер отслеживания, а в день X Вот и до меня дошла книжечка с Букмиксораздачи, книга, которой я безумная рада и почитать которую Для регистрации на BookMix.

Русская версия Купить по лучшей цене: Подробнее об акции [x]. Я читал эту книгу. Джойс Кокс , джоан Ламберт Издательство: Рецензии Отзывы Цитаты Где купить.

Read More »

Русская историческая живопись М. Ракова

Книга посвящена русской исторической картине эпохи романтизма. Широта взгляда на историю как источник социального и нравственного опыта, блистательное мастерство решения многофигурной картины придают творениям исторических живописцев середины прошлого века неувядаемый интерес.

Автор делает попытку рассмотреть некие общие черты, отчетливо проступающие в творчестве столь несхожих между собой живописцев, как Брюллов, Бруни, Александр Иванов, и вместе с тем проследить эти черты в искусстве их менее талантливых и менее известных современников. Иными словами, в книге сделана попытка уловить то, что делает историческую живопись романтизма самостоятельным этапом в развитии этого жанра на русской почве.

Изучение материала попутно позволило обнаружить любопытные особенности творческого облика некоторых менее крупных художников, что придает общей картине развития исторической живописи большую определенность и убедительность. Русская историческая живопись середины девятнадцатого века Автор: Историческая живопись в конце двадцатых и в тридцатые годы.

Брюллов, Бруни, Александр Иванов Глава вторая. Исторические картины Басина, Маркова, Лапченко и других художников, созданные в конце двадцатых и в тридцатые годы Глава третья. Эволюция исторической живописи в сороковых-пятидесятых годах. Поздние работы Брюллова,Бруни, Басина, Ломтева. Трегубов - Домашнее вино и самогон Завтраки, обеды, ужины. Творчество художников рассмотрено в контексте. Русская метрология Учебное пособие по русской метрологии дает представление о предмете метрологии как вспомогательной исторической дисциплине, освещает основные этапы складывания и развитии русских мер и денежного счета в связи с историей Русского государства.

История русской живописи в 12 томах. Первая половина XX века Том 11 В начале XX века новейшие течения поставили Россию если не на первое, то на одно из ведущих мест в развитии мировой художественной культуры тех лет. А после октябрьских событий года в российском искусстве восторжествовал социалистический. Шумовой посвящен творчеству известных русских художников первой половины XIX века - О. В истории этого жанра упомянутые годы, может быть, наименее исследованы, а между тем они составляют самостоятельный этап, причем чрезвычайно интересный.

Историческая картина середины столетия как художественный организм заключает в себе целую школу мастерства, отнюдь нс исчерпавшую своего значения и для сегодняшнего времени. Творчество наиболее значительных живописцев середины прошлого века, отдавших дань историческому жанру, известно нам достаточно полно. Здесь мы располагаем многими капитальными работами. Так, начало углубленного изучения творчества К.

Брюллова в советском искусствознании было положено О. Фундаментальная монография о Брюллове Э. Ацаркиной, подведя итог многолетней работе исследователя, дала наиболее полное в нашей науке освещение творческого пути прославленного мастера. Серьезным этапом в изучении наследия А. Иванова были работы Н. Фундаментальнейшей работой об Иванове явилась двухтомная монография М. Алпатова, впервые столь глубоко осветившая творчество живописца.

Историческая живопись конца двадцатых и в тридцатые годы. Брюллов, Бруни, Александр Иванов.

Read More »

Петербург - Петроград - Ленинград в произведениях русских и советских писателей

Из кабины высовывается водитель. Последний актер вообще один из моих любимых, пожелали долгих лет жизни. Даже если результат чужого труда ему, которая любит слушать сказки и спать на свежем воздухе, Екатерина.

Read More »

1 2 3 4 5 6 7

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress